«Сейчас я чувствуют себя человеком, у которого переломали конечности и призывают к ответу за то, что он не бежит, как обещал», - валютная заемщица

Меня зовут Оксана Яковлева. Моя жизнь могла бы быть яркой и интересной, но ипотечная аффера напрочь лишила меня и моего ребёнка будущего. Лишила возможности просто и честно жить. Лишила практически ВСЕГО.

Мой отец был кадровым военнослужащим. Он отдал лучший период своей жизни стране, которой уже не существует, в 1990 году был уволен в запас и поставлен в очередь для получения положенной ему по закону квартиры. После многочисленных кидков новое государство сообщило моим родителям о том, что им уже никто ничего не должен и квартиру они так и не получили. Они были вынуждены уехать на свою малую родину и жить в населённом пункте, о названии которого мало кто догадывается. Работы там не было, пенсионеры выживали за счёт приусадебных участков и мизерных пенсий.

Я закончила учёбу и нашла работу в Киеве. Сама растила сына, не жаловалась, т.к. абсолютно во всём привыкла надеяться только на себя.

В 2003 году, в нарушение ст. 99 Конституции Украины, в нашей стране было разрешено кредитование физических лиц в иностранной валюте. Коммерческие банки начали активно навязывать кредиты в долларах и швейцарских франках. Мы с сыном скитались по арендованным квартирам, в виду отсутствия киевской прописки были лишены многих возможностей, в т.ч. и в получении медицинской помощи.

Я много и честно работала, экономила буквально на всём, но бурно растущие цены на недвижимость неизменно с большим отрывом опережали мои доходы, помощи мне было ждать не откуда. К 2008 году, устав переезжать с квартиры на квартиру, я решилась обзавестись собственным углом, но купить собственное жильё могла только в кредит. Ничего не понимая в этом, обратилась за помощью к кредитному брокеру «Точка», компания, как оказалось позже, был карманной Николая Лагуна и поставлял «тёпленьких» клиентов под мошеннические сделки. валютные заемщики

В получении займа в гривнах мне отказали – не достаточная заработная плата, в УниверсалБанке предложили ипотечный кредит в долларах США под приемлемую процентную ставку. В мае 2008 года я стала «счастливым» обладателем убитенькой однокомнатной квартиры площадью 30,9 кв. м. в доме 1969 года постройки. За первоначальный платёж я отдала все свои сбережения, не оставив ни единой копейки за душой.

У меня была хорошая работа и я была уверена в завтрашнем дне. Мой регулярный платёж составлял половину моей месячной зарплаты, оставшихся денег нам с сыном вполне хватало на неприхотливую жизнь.

В момент офомления кредита курс доллара к гривне был 4.5. Через полгода разразился кризис, доллар вырос до 8. С этого момента и до сегодняшнего дня моя жизнь превратилась в настоящий ад. На работе начали задерживать зарплату, переводить на неполный рабочий день, несколько раз отправляли в отпуск за своё счёт. Но у меня и мысли не было уклоняться от взятых на себя обязательств.

Я работала на нескольких работах, хваталась за любую возможность заработка, уезжала в другой город, бросая несовершеннолетнего ребёнка, работала без полноценного отдыха, отказывала себе и сыну в самом необходимом, отнесла в банк даже деньги, оставленные родителями на их похороны.

В 2014 году по независящим от меня причинам валютные кредиты окончательно стали неподъёмными. Доллар вырос в 6 раз, инфляция, падение доходов, с 2014 года я три раза теряла работу.

Я неоднократно обращалась в банк с просьбой найти компромисс, дать мне возможность платить в таком же гривневом объёме, как и до 2014 года. Я и на самом деле продолжала нести в банк деньги, но их всё равно не хватало, чтобы погашать растущие проценты, пени и штрафы.

В один из дней, когда я внесла в банк 11 000 гривен, на почте меня ждала повестка в суд. На сегодня все суды проиграны и меня передали Частному исполнителю. Заблокирована моя зарплатная карточка, моя семья лишена каких-либо средств к существованию.

Будучи человеком законопослушным, воспитывая сына в уважении к Закону, мы оказалась в западне, из которой нам уже никогда не выбраться.

Простая арифметика: в 2008 году мне был выдан кредит в размере 106 000 у.е., что на тот момент составляло 477 000 грн. На сегодня мною выплачено порядка 87 000 у.е., по решению суда я должна выплатить частному исполнителю 1 500 000 грн. Рыночная стоимость квартиры 1 000 000 грн. Даже если мы с сыном окажемся на улице без гроша за душой (всё что у меня было я отнесла в банк или заплатила за судебные сборы), нам всё равно придётся жить в долгах и в буквальном смысле на улице. Мне 49 лет и начинать жизнь с чистого листа можно где угодно, только не в нашей стране.

Более того, поручитель, который в своё время пошёл мне навстречу и подписал договор поруки, оказался в ещё более удручающих условиях: вдова с двумя несовершеннолетними детьми сделалась заложником моей катастрофической ситуации, у неё частный исполнитель заблокировал даже счета, на которые ей перечисляется социальная помощь по потере кормильца, заблокирована карточка киевлянина. Ей не за что кормить своих детей(((

Сейчас я чувствуют себя человеком, у которого переломали конечности и призывают к ответу за то, что он не бежит, как обещал. Никто, абсолютно никто из нас не знал о предстоящем космическом взлёте курса доллара и резком падении украинской экономики. Мало кто из нас собирался быть аферистом и злостным уклонистом, в кои нас с лёгкой руки записали. На работе на меня смотрят как на человека, живущего не в ладу с законом. Я не могу строить планы на будущее, я вообще не могу полноценно жить, т.к. нахожусь в постоянном страхе. Меня и моего ребёнка просто выбрасывают за борт жизни и лишают каких-либо шансов. За что?.. ОКСАНА ЯКОЛЕВА, ВАЛЮТНАЯ ЗАЕМЩИЦА

Читайте также на сайте "Финансовый Майдан":

Багатодітна матір розповіла, як вона та четверо дітей потерпали від колекторів, а її чоловік захищав Україну

«Одна історія з мільйонів»: Василь Говдяк розповів історію своєї родини, яка взяла валютний кредит

У Кропивницькому позичальники вимушені доводити, що банк їх ошукав з кредитом за житловою програмою